?

Log in

Было это несколько лет назад. Тесть мой работал на мясокомбинате и выпить был "не дурак". Мясцо свеженькое частенько домой приносил. И под такое дело на радостях от вынесенного на халяву мяса поддавал , как положено.И вот в один вечеров взял да и не пришел. Вначале даже и не заволновался никто, но когда дело к утру пошло стало понятно,что что-то произошло. Стали искать.Заполночь подняли знакомого из милиции, который ,перезвонив по дежурным, что по приметам нашли похожий труп с ножевым ранением в живот. Поехали в морг. И все кишки наружу. Там говорят, что привезли,но повезли в больницу скорой помощи, поскольку выяснилось , что "труп"еще живой. Приезжаем в больницу скорой помощи. -Где такой-то такой-то? -Да домой ушел , нечего ему здесь делать ! -....????????? Оказывается тесть для того,чтоб вынести мясо с проходной обвязал себя мясом в кульке на животе. Потом с приятелями наотмечался и рухнул где-то без памяти. Кулечек порвался, мясо из него вылезло и проезжавшие менты приняли его за труп с ножевым и вспоротым животом. По дороге в морг он им постонал во сне и поехали в больницу, а в больнице, когда хотели кушки зашивать и рубашку расстегнули на них пакет вывалился... Со свежей вырезкой.... Ничего не придумано :)
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Офицеры части, где я служил, тоже отличались (как и многие сотни, тысячи других офицеров) интересностью высказываний... Самое лучшее, по моему мнению, изречение выдал майор Сергеев, тогда - начальник штаба. Он долго смотрел на нас, солдат, на сигареты, которые мы с жадностью курили, и сказал: - Хорррошие солдаты у нас в части. Десять минут вкалывают, вкалывают... Потом часок быстренько перекурят, и снова десять минут вкалывают...
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
История о конце света напомнила мне... Конец 80-х годов. Мы с подругой едем в метро, и всю дорогу она меня загружает пророчествами о конце света не позднее наступающего июня... Тут мне приходит в голову мысль: - Но если так, какого черта мы тогда едем в Филармонию покупать абонементы на СЛЕДУЮЩИЙ сезон? Апокалиптические темы навсегда исчезли из наших бесед.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Так больно я больше в жизни не трахался. Произошло это в конце восьмидесятых. На филфаке раздобыл я тогда ксерокопию Камасутры. Сидел днем в рюмочной и, закусывая, мусолил этот фривольный манускрипт. Вечером, проходя по улице Герцена, зашел в магазин "Свет", где к своему удивлению довольно легко снял зрелую пухленькую продавщицу. Дома, выпивая, я развлекал ее рассказами о превратностях восточной любви. К ночи, как это принято, разделись и тут черт меня дернул взять ее на руки и отнести в ванную. Посадил я ее пухлой жопой на деревянную сетку для белья, а сам зажег свечи, принес магнитофон... и только сделал пару фрикций, как болты от тяжести расслабились и эта туша вместе с деревяшкой рухнула мне на ноги. За ней упал я, задев свечу, стоявшую на краю ванной. Добрая порция воска попала ей на соски и на ее богатое хозяйство. В падении я машинально схватился за штору, которая напоследок накрыла нас обоих вместе с металлической балкой. Какое-то время мы молчали. Мне было больно. Ей тоже малоприятно. Потом я услышал: - Не мог мне нормально, по-русски вдуть, раджа ебаный!
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Учились мы тогда в 9-м классе. У одного моего друга уехала мать в командировку. Мы все (а нас было пятеро) ушли с занятий, купили 5 бутылок водки и пошли к нему бухать. Часа через 2 двое уже были отключенные, а мы втроем еще держались. На закуску у нас было 5 кг сарделек, которых заботливая мама оставила сыну, чтоб не голодал, и мы их периодически варили. Захотев отлить, один из нас с трудом встал и побрел в туалет (совмещенный). Долго пристраивался к унитазу (а так как дверь была открыта, то мы все это видели), потом понял, что не попадет, и повернулся к ванной. Хозяин квартиры, сидевший рядом со мной, схватил со стола сардельку и, подкравшись к копающемуся в ширинке парню (а год был 1975 и всех заставляли носить школьную форму, где на брюках молнии и в помине не было, а были пуговицы), сунул ему в руки сардельку. Тот блаженно расслабился, закатил глаза к потолку, и из штанины потекла струя. Но самое интересное произошло после. Поссав, он разжал пальцы и сарделька брякнулась на пол. Я первый (и последний) раз в жизни видел, как человек трезвеет за секунду!
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Очередная военно-морская байка, рассказанная мне на очередной гулянке. Служил в краях далеких, на подводной лодке командир, который очень любил пострелять. Даже в дальние походы с собой винтовку брал. Ну мало ли, у берега всплывут, так какую дичь заметит с капитанского мостика, так все пристрелить норовит. Видать, папа у него был сибирский охотник, белке в глаз бил без промаха. Надо сказать, что капитан этот стрелял тоже неплохо. Так вот, всплыли они как-то у скалистого родного берега, не знаю уж по какой причине, только заметил вдруг капитан со своего мостика, что на утесе олень стоит, да так красиво, гордый такой, одинокий, на фоне хмурого северного неба. Принесли кэпу винтовку, он тщательно прицелился, все свободные от вахты сбежались посмотреть на это представление, ставки делать стали, попадет или нет...Раздается выстрел, олень как подкошенный падает с обрыва в воду, за ним следом летят нарты с чукчей... Короткая немая сцена... Срочное погружение!!!!!!!
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Эта история произошла во время моей службы в армии. Служил я в тогда между Москвой и Ленинградом в удивительно глухом и безлюдном месте. Вместе со мной в части служил солдат-врач. Так уж получилось, что он был умнее всех врачей офицеров и по сути являлся начальником солдатского госпиталя. Жил по своему распорядку, пользовался любовью и уважением. Хороший был Врач... А еще он был последователем и пропагандистом учения Парфирия Иванова. Кто его не знает, тому скажу, что Парфирий Иванов призывал к закаливанию, купанию в проруби, обливанию на морозе, бегу по снегу босиком и т.п. Конечно, это не все учение, но главное, без чего этой истории бы не случилось. Итак... Как обычно, когда не было возможности сбегать на озеро купнуться в проруби, наш герой, взяв два ведра холодной воды, в половине пятого утра вышел на задний дворик госпиталя. Разделся догола (а кого стесняться), вылил на себя сначала одно ведро воды, немного постоял (так диктует учение), а потом вылил второе. Перевел дыхание, встрехнул плечами, собрался идти обратно, но... Как мы потом узнали, в эту ночь была минимальная температура за последние пять что ли лет - 40 грудусов ниже нуля. Одним словом Врач примерз. Ноги схатило напрочь. На то, чтобы вырваться, никакой надежды. До одежды не дотянуться, хоть та и лежит в полутора метрах. Положение глупое, но оно стало еще глупее, когда он понял, что стоит хоть и на заднем дворе госпиталя, но на тропинке, по которой в пять утра пойдут женщины поварихи, что готовят еду в солдатской (она же и офицерская) столовой. И он начал кричать. "Помогите, помогите..." А что еще будешь кричать в этом положении. Его крики сначала разбудили дневального роты из ближайшей казармы, тот разбудил сержанта дежурного по роте. Так как крики не прекращались, сержант будит офицера дежурного по части. После некоторых согласований было решено спасать, выдвигаяся с двух сторон, вооружившись табельным пистолетом и штык-ножем. Кого спасать и от чего, они еще не знали. Источник криков долго искать им не пришлось. Он стоял по середине дорожки, в лунном свете и совершенно голый. Рядом стояли два ведра, и лежала аккуратно сложенная одежда. Когда Врач поведал свою историю спасателям, у тех случилась просто истерика. Содрогаясь от смеха, они сначала его попытались откопать штык-ножом. Результат - ноль. Тогда с помощью багра и топорика, снятых с пожарного щита, его просто вырубили вместе с куском льда, и взяв подмышку, понесли оттаивать. Вот в это-то время им и повстречались две поварихи. "Здравствуйте,..." - поздоровался Врач. Поварихи же ничего не ответили. Они лишь вскрикнули и шарахнулись в стороны, так как были совершенно уверены, что офицер с солдатом переносят какой-то памятник (в пять утра. А зачем? Да, хрен его знает. Армия...)
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
История произошла в Буэнос-Айреском городском автобусе в час пик. День был очень жарким и тяжелым, а движение адское, о котором жители бывшего СССР даже не имеют представления. Несмотря на это - только три пассажира ехали стоя: одна тетя очень внушительных габаритов, моя двадцатилетняя племянница и я(37). Вдруг освобождается место на самом заднем сидении (пятиместном и на ступеньку выше остальных). Несмотря на то, что тетя стояла ближе от свободного сидения, моя спутница двинула а сторону свободного места, но, к ее удивлению, тетя ее опередила (толстые тети не очень любят карабкаться на заднее сидение). Моя племянница, очень спокойным тоном, но на языке ни капельки не отличавшемся от жаргона моряков выразила: - Вот бля! Сегодня на работе задр...: весь день по этой жаре гоняли, этот пидор не пришел, бля! (т.е. Паша: студент, однокурсник, жених и сослуживец племянницы, к тому же и курьер, т.е. мальчик на побегушках), мне пришлось его работу выполнять, потому что мамочке документы на пенсию поехал оформлять... Что? Эта старая дура нифига не делает целый день, могла бы сама... (и т.д.) И кроме всего - эта еб... корова разуселась, а у меня на этих ... каблуках так ноги болят... Продолжала она в этом духе где-то в течение 20-ти минут, а причина заключалась в том, что ей предстояло знакомиться с родителями ее Паши, старыми эмигрантами, если верить слухам - довольно противными. Т.к. моя сестра (разведенная) навещает родных на Украине, то в мои обязанности входило сопроводить "драгоценное" чадо на званный ужин. Вдруг вышеупомянутая толстая тетя встает и обращается на русском языке: - Корова наконец уступает вам место... Малая побагровела и хотела провалиться сквось землю. Всю дорогу не произнесла ни слова, но когда мы сходили - расхохоталась: мол от нашей братии даже в Буэнос-Айресе не избавишься... Ну и шутка... Но она ошибалась. Шутка произошла, когда мы пришли на "званный" ужин: угадайте, кто оказался Пашиной мамашей?
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Есть у нас журналистка, очень экстравагантная. Ну совершенно лишена комплексов, такая наглая, что все с этим свыклись и стали находить в этом нечто даже привлекательное. Она много рассказывает о своих трех экс-мужьях и любовниках, соответственно и репутация, что на ней и пробы негде ставить. У нее есть черта: куда бы не пришла, что-нибудь выкинет, чтобы на нее обратили внимание. Ее имидж - эдакая сдобная капризная блондиночка в шляпке (как она говорит: "Я женщина - мечта партийного работника"). И вот она на пресс-конференции по детской проституции. Тишина, в зале собралась куча журналистов, перед ними микрофоны. Ведущая говорит: "Дошло уже до того, что девочки на вокзале делают минет за три рубля! Ну вы знаете что это такое..." Наша журналистка поправила шляпку, и так явственно ангельским голоском сказала в микрофон: - Ну что значит "знаем"? Слышали... Зал разразился хохотом.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Кто-нибудь да знает, почему на старых джинсах иногда самопроизвольно расстегивается молния. Дело в том, что стирается зуб на "собачке" замка. А вот и история по этому поводу. Как-то утром пошел я в больницу. Ну и по дороге постоянно проверял, не светится ли мое достоинство из ширинки. Подхожу к зданию больницы и замечаю, что путь мне преграждает о-о-огромная лужа. Два выхода: либо обходить (метров 300 через парк), либо втиснуться в промежуток между забором и гаражом. Ессно, втискиваюсь, попутно подтягивая замок на ширинке. И вдруг в этом промежутке натыкаюсь на бабку, явно деревенскую, справляющую свою малую нужду. Бабка, спужавшись, наверное, рванула, как была с панталонами на коленках и с задранной юбкой, на выход из-за гаража. Вот тут и представьте ситуацию, когда идут мои подруги, работающие в больнице медсестрами, и видят такую картину: Из-за угла выбегает бабка, лет под 80, со спущенными панталонами и c поднятой юбкой, а за ней выходит крендель, поправляя ширинку... P.S. Долго я потом не мог оправдаться, что не виноват!
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -